Пик Черского на юге от Байкала

Поход на Пик-Черского
Это вам за Хамар-Дабан!
Был конец осени. Светало, как и большинство городов этот был представлен из длинных улиц, на одной из которых я шёл в горы. Я вышел рано утром из съемной квартиры в Слюдянке. И потопал по длинной улице Парижской коммуны. Она вывела меня к дамбе и реке Слюдянке. Пройдя некоторое расстояние,
я видел по правую сторону источник родниковой воды, насыщенный минералами. Это был Хамар-Дабан, местное ущелье, хребет, да и просто горный массив.

С собой я взял булку хлеба, бутылку воды из под крана и фиников. А еще гречи с рисом( примерно 250 гр.), а также коржик. Коржик я съел по дороге. На полпути по Хамар-дабанскому ущелью была расположена ночлежка с баней, домами и прочим, но я любой ценой хотел добраться до метеостанции , пока не стемнело. В Прибайкалье рано темнеет и видно как заход солнца на Востоке приближен. 
Вообщем и целом за путь я не встретил почти никого кроме проходящего мне навстречу бурята с двумя детьми. До убывающего солнца я успел добраться до метеостанции, на которой метеоролог Максим встретил  меня очень дружелюбно и поведал, что мне очень повезло, ведь его коллега меня бы не пустил (они сменялись каждые 4-5 суток,  4 метеорологов). На метеостанцию я шёл по следам другого метеоролога, который в свой отдых пошёл на работу за кедровыми орехами которые вот-вот должны были закончиться, чтобы их продать в Иркутске, звали его Сергей. До сна они меня накормили, рассказали разные истории, в доме было уютно, обитало там пара кошек ( сидели они постоянно на печи) и сторожевая собака, имени её я не запомнил. 
После просушки
на утро следующего дня, я вскарабкался
наверх вредного пригорья, метеоролог попросил меня найти какую-то редкую шишку, она в два раза меньше кедровой. На подножии было много кедра, звериных следов и устройство для отсева ореха, а может быть и чего-то ещё. По сравнению с остальной частью маршрута подъем на пик Черского ( около 2050 метров в высоту) был куда круче. Пока я взбирался наверх , мне также встретился обелиск — какой-то уважаемой даме, которая погибла там. Далее, ближе к пику по правую сторону от меня было озеро в форме сердца, за что и прозвали его озеро Сердце. 

В конце октября его едва ли можно было различить под толщей снега. А под самый нос пика процент угла подъема был около восьмидесяти. Когда я забрался наверх , передо мной открылся грандиозный вид на всю местность : Байкал, Тункинская долина ( немного выглядывала), Слюдянка видевшаяся едва ли, да и сам Хамар-Дабан. Там был мемориал погибшим воинам. И бурятские камни , буддийские традиционные обряды. Напротив виднелся пик чуть выше моего, но к нему дорога была заметена. Маленькие шишки я нашел, да и кедровых шишек немного набрал. С вершины было видно, пожалуй,  и Монголию и бесконечные дали ущелья. Обратно я шёл навеселе и налегке, темп был куда быстрее подъема. Во всем участке подъема опасным был лишь один кусочек пути, где на узких валунах, обледеневших нависали крепления по которым было удобно перебираться, но я умудрился порвать штанину на колене, потом естественно зашил. Думал я увижу диковину животину или камней драгоценных, там по пути есть предостаточно карьеров, но увы. Путь туда и обратно занял почти двое суток.




Подписался на рассылку, узнал новое