Московский, 79 423800 Россия, р. Татарстан, г. Набережные Челны +79991685806
рекламное место под статьями

Старые стихи

Booking.com
старые стихи

Стихи за 2016 год.    

                                     ***

Где логически просторы могут Африку стеснить?
Друг за другом , две ступени.
Вуаля, голова полна идеи.
Шесть решений в гору умным, миру объявить.
Щедрость их познает споры,
Не пройдёт и полугода, как проявится пятно.
“Млечный путь , а ну завидуй” –  чёрствый камень говорил.
Грация, мирская полость : вперемешку , всё одно.
Сколько было, столько будет,
Неизменно отстаёт , правитель инородный строю жару поддаёт.
Нет тебя и нас с тобою , мы не канули в лета,
Мы смешались меж собой, не забуду никогда.
И вернуть одно обратно, можно часто совершать,
“Всё пройдёт , да ну и ладно” – говорил Дурак Иван.

                            ***

В творчестве встречаются дикие пробелы,
Извиняйте, если не задело дело.
Немного муз, будет снова, плясать , да танцевать.
Если за , то трижды-дважды повтори ,
Намёк язвительный, что просит изнутри.
Это одни из последних строк, Монами.

                               ***
И океаны не должны потревожить мои действия,
От лица народа : “Мы живые , нам место припасено”.
Не отвечай, если удел твоих предков таков,
Получай, сласть в устах , позднее горечь,
Эпизод завершён, не смотри во время ,
Темнее только полночь.
Любой возможности бы радовались племена ,
От части не честно, да что ж повсеместно ,
Так места не найти друг другу ,
Совершенно справедливо ,
Объявляется круговая порука,
Пока не дали имени.
                        О себе

Рядом с морями и горами чувствую себя я ближе.
Есть сияние, со мною оно выше.
Люблю солнце, оно так опасно ,
В каждом помещении следит за нами.
Сочувствую морозу , да холод по нраву.
Походы выбрал бы последними,
Путешествию на уступках в долг.
Благородные поступки, мыслей острова,
Помню я , как чуток ,
Мрак при приближении сна.
В жизни хочется заснуть,
И не раз , а навсегда,
Знает больше кто-нибудь,
Для него в прошлом время.
Что чувствуют испытуемые ?
Слышу я , что хочется мне,
Не время для скорби,
Градус лишь для моего взора,
Изучала подробнее.
Со мной вещи эти : дорога( путь), мысли(понимание), поступки( отношение),
Других колкостей больше не надо.
Хрипа достояние известно,
Передано, ждёт следующих шагов.
В этой медленной невезучей комедии,
Вместо антрактов потерянное внимание.
В руках округлых , с которых изливается,
В цепи заключено всеобщею моралью.
                            ***
Какой ажур , как фасон, не трудно догадаться ,
Мой друг Персей, его Ясон , как далеко зашли мы,
Придумали и ваше счастье, что есть ты?
                            ***
Момент – ответ , я рад – ты нет.
Не чуждый день меня согрел,
Свело на нет мой вечеру уже ответ.
                           ***
кто не знает, тот один,
кто не дружит, тот един, но один,
кто не честен, тот простолюдин и един, но и один.
                       ***
Там , где нам лень, другому прибыль,
Там , где весь день , другому транзакция в 1 момент,
Там , где вас убеждают в чём-то , другому сверху вас не разглядеть.
                       ***
Находитесь в замкнутом кругу,
Колит до смеха, не могу.
В чьём соку, в каком сроку.
             ***
Самодеятели , почитатели.
Надеемся, что вас так мало было только вчера.
Теперь же в вас боле 1 из вас нет нужды.
               ***
Где пропадал , исчадие тьмы?
Сказать тебе , что пропустил , козлина , по неволе?
Каков теперь размер вершин ,явно знать не мешало бы?
                                ***
Прорыв туннель , даже догадался не смог что тот,
Кто уже поел, спать ложится без намёка,
Притаилось в уме: кроха лежебока мнёт бока так пылко.                    
                              Ваше право
Вы можете расторгнуть со мной ваш договор знакомства , ваше право.
Вы можете жить по-русски , ваше право.
Можете совсем без чувства , просто кануть, ваше право.                           
                               Термины
Работа- продолжаю , что и насколько редко знаю.
Искусство – настроение хорошее и не занят.
Творчество – спокоен, желанно, вне времени.
Поэзия – на признание надеюсь , избирателен.                     
              ***
Я сам пишу лишь тут,
Границы вижу , мне мало -видно,
Узнать права, узнать места,
От бешенства верните в белом халате мне прививку.                                 
                       ***
Такое ощущение, что на ощупь, что не писчи,
Шипеть лишь удаётся,
И когда ты рангом ниже , то ты шипением своим нащупываешь грань,
Где шёпотом можно шифроваться , как Му-Му.                                             
                           ***
Хорошо там, где нет грамотных людей,
Для чисто безграмотных- есть где разгуляться своей безпамяткой.
То, за что воевал стан Белокаменный , где напрасно пал полк из поданных,
Как и куда никто не бежал под рекою- вольны были.               
                   ***
Да ограничит нас свобода ,
Да обезволит нас разгулье,
Да поработит нас занятость,
Да будет нас лжечество.                       
                   ***
Какой же хитрый ты , читатель ,
Монетой этой не дави на жалость,
Подпиской приговор не изменишь,
Ясностью слов – подмести б.                         
                     ***
Поэт обеднел, обеднели и строки.
Зарю пропустил, пропустили и строки.
Ветреным стал , не слышно дыханья.
Где же ты был при дыхании.
Переселение забавно
Дремлет пассажирский поезд,
Медленно едут в нём гости,
Кто только откуда, столько не знаем,
Что им тут надо?
Рельсы со скрипом будто бы ношу скинули с себя,
Как змея старую кожу.
Выходят и расходятся, без остановки,
В отдаленных краях будет дым валить из изб.

Ветром быть.
Ветром быть, гнать в зашеи,
Берег мыть реки водою.
Листопады тотчас учиняют чудо,
Засыпая всё, что летом не забрали,
Колыхать листву щипящи,
Тучи до слёз доводить,
Всё прогнать в день предыдущий,
Новый заново явить.

О тучах.


Развеяли сомнения тучи,
Сами ушли на прогулку.
Тут погуляют, там погуляют,
Где-то грозят не на шутку.
И, обнимая белесых братьев, кучками идут обниматься.
Льют почём зря, потом страдают светлой старостью,
Ждут, выжидают момента : когда им дадут вновь прогуляться.

Бумага не важна.


Бумага не нужна,
Эмоции не нужны.
Грани не важны,
Не важны и люди.
Прелюдия громления рассудка,
Текущие дела с течением сохнут в тупике.

Ранний брак.


Страсть как хочется кружиться,
Страсть как хочется летать,
Время подошло жениться,
В юны годы обуздать красоту жены прелестной.
И проблемой обремениться,
Ведь нельзя же подождать,
Опыт нужен, срочно нужен,
И в узду поймать скорее,
Чтоб быстрее подогнать,
Образ жизни под всесельский подкосить,
И будет как у всех.

Угловатый хлеб, угловатый.


Был у нас хлеб угловатый,
Каждому по углу,
Но бывал как-то между ними селяться и живут:
Инородцы, но не иноземцы.
Крошки не тормоша, обделяясь смачными кусочками, объедая не спеша.
И со всех концов сужается угловатый хлеб,
Так он становится круглым, верите или нет,
Форма его настоящая описывает положение.
Есть победа в хлебе, есть поражение,
Есть желание поесть пока результат достигается.

Нарастает


Деловитые и теластые,
Скользкие декабристые,
Партизанящие на завалинке.
Постепенно набирающие темпу от дела к делу,
Набирая доверия сизокрылости размах…Настроженная история.

Когда нечего сказать, будет что ответить,
Ведь ответственность держать – не в мифы, сказки верить.
Прогрессивный инвалид- герой тогдашних басен,
Делать дело – подкипит, путь хоть этот ясен.
Декабрист, разносторонен, чуток, деловит, настроен,
Во всем этом он был к месту жестикуляции подобен.
Бережлив, завидно, без мозгов не стыдно,
В меру, очевидно, что каждому дано.
Мир в цветах разных повидать,
Увидать едрену вошь, едрену мать,
Никчемности момент ловя, пинять на вражьего коня.
Как бывает длинна мысль,
Как коротки из нее воспоминания,
Чтится нами на прощание, из нее тяжелые заглавия,
С неба озарит лучшие кусочки,
Между ними монолит, он свезет их без света.

От сих до этих


Снегом укрыты деревья,
Листья такого же цвета,
Песню ещё не запели,
Флаг развивался уже.
Делается осторожно,
Скрытно проводя
В операции все возможно,
Знать бы кто враг.
Вечереет, темнеет,
Узнаются по обе стороны:
Враги, товарищи, граждане, старики.
Обещание жить за  наших потомков.
Решить и скрепить волей в кулак.
Печемся и пропитываем коржи патриотизмом,
Во вьюге есть некая сила,
В которой было дело.
При жизни мы оживали,
При службе мы воскрешали в себе препятствия,
А как летают,
Нам знать уже ничего не препятствовало.

Мусорное ведро


Бездонное мусорное ведро,
Вдобавок ко всему в него помещается песок,
Не сахарный, но голосок от него тоньше.
Прикинувшись бездонным, воняет будто-бы от голода.

Где-то там

Собраться с силами,
Собраться волею,
Отправиться горами,
Помнить пути назад.
Сидим в ожидании,
Наши правят с запозданием,
Восклицают без препинания,
Меня не упоминая.

Едут, ждут их

Гремит подалеку поезд долгожданный,
И в нем без намека, сидят лишь солдаты,
Ни много, ни мало с пол тысячи отборных солдат,
Крепчайших, надеюсь, кто отбирал за себя рад.

Запах розы, шелест бумаги.

Розы, о запахе которых слышать не слышал.
Цветные шелестящие бумажки,
Призы как помниться разыгрывали,
Загоняли всех на скотный двор.
Чтобы увидеть, что лежит в коробках.
Там могут заманчивые,как арены,
С песнями и плясками концерты проводить.
А могут и публично вешать для забавы,
Палкой побивая, крича: “Пиньятта!”.
Так что, вот чем шелестят бумажки, среди них выделяют те, которые пахнут розами.

До боя.


Проходя обратно от начала,
Армии за собой ведя.
Интересную картину наблюдаем:
Как, примерно, выглядит душа,
На что похожа наша кровь,
Что можно съесть, что не вернуть.
Вяжем все в один мешок,
Делаем оборот вокруг него,
Кое-кому кивок,
И готовишься брать способами ратными и греческими.

Моменты исторические.


Работая, службу неся, вперед,
Вовлекаются в процесс терпения,
Витязя, идут на марше, ноги перенося,
Деля землю пред собой,
Оставляя и бросая пыль врагу отставшему в глаза.
Сидя в ожидании, тишину ловя,
Горим желанием в бой бросить себя,
Готовые к победам, зная себя,
Счет ведем листочками – карточные победы.
Покорны пред музыкой как дважды два,
Расставлены ловушками опасные слова.
Сырою дорогою, не плачет а радуется,
Кто чести ради делает.
Да-да, катится к господам, повелителям,
Знают их прародителей – наших общих корней.

Мимозия.

Притаил я тебе прекрасный огонь,
Сердце ласковый лед делит на части меня,
Гладь, тише едь,
Металлический взгляд готовый прожечь, сильный как тьма.
Глотает не разевая рта,
Человечий вид проникал в тишину духовности.
По колено во всем, по плечу и с плечом,
Одобрительно кивая, живота прося,
Верностью дела не пренебрегая.
Забиты в угол, как гвозди, упрямые и кривые,
Диктую свою остроту и заткнутой пробки мышление.
И ничего, что январь, ведь в углу тепло помещения.
Когда нет угла, нет крыши над головой частичная безопасность рядами, что с нами.

Общность.


Когда все заняты общим делом,
Единицы забирают себе оппонентов.
Ворочает известным образом свой досуг,
Чеканят словесный алгоритм.
Становится понятно почему много игнорируется,
Нечетные слова, конкуренция,
В меньшей степени признаю звук,
Но к нему испытываю особую падкость наиболее доверчивых в глазах,
Наиболее доверчив в глазах,
Тем, что придает мне самостоятельности,
Плотную работу на личном фронте, индивидуальном разговоре.
Так же избыточная доверчивость увиденному,
Особенно, если валяется с услышанными или похожими на правду.
Быстрота одевания средств какой-либо защиты не исключает вероятность ее хотя бы малой пригодности.

Прочие стихи.


Необходимость жизнедеятельности.


И даже лютые задачи переломить веточку способны лишь с концов,
По центру сплочены, упертых терпит, податливых обходит,
Что аж дорогу протаптывают.
Тернистый космос под пену млечного пути,
Дежурит небо, солнце позади, за них есть звезды.
Стремясь наружу, лишь стремясь,
Вокруг движение-воображение говорит,
Летит один метеорит, кометы, астероид.
Примкнув к Вселенной, вот так мы видим этот мир.

Ожидание.


Тишина, слышны отчетливо стуки стрелок настенных, навесных.
Не до каждого дойдет, что эти стуки людям по эмоциям пробив.
Чувство время провождение затягивает.
Он ведь удовольствие вкусив, что за чудный эндорфин,
Помогает его длительность усилить, даже мертвому придется пересилить.
Что еще он жив и без разницы ему: кто хороший, кто плохой.
12.05.2015

Все как будь, будь как все.

Все как будь, будь как все,
Выставляй даты, нормы,
Считайся и считай оставшееся.
Рядом с добротой и коварностью между ними мое место.
И нависнет даже если над парусом черный флаг,
Рвущий мачты на части и веящий запахом смерти.
Пусть дождутся поганые, ведь мне умирать,
Как рану свистать или родину сдать с потрохами.
Для чего все это происходит – ты спросишь.
Нет смысла врать, потому что нет смысла выше.
А ты поди послушайка поближе,
Вышивая творчеством и новым пробил себе не понятую дорогу людям.

Сопротивление.

Приградами мы сильны,
Еще больше мы движемся.
Если бьемся с победой,
Нам кровью предначертаны рваные раны и потери.
Не радует меня человек-природа,
Посмотришь раз, посмотришь два.
В те ли мои годы миную жизни я.
Кажется уже все, что происходит было когда-то,
Нового не происходит, а лишь известные изменения.
Рады которых жизни вкус готов для исправления попробовать человек.

Тирада.


Можно ли устать в усталости,
Вопросом таким внезапно задался,
Когда силы рассеиваются между многими поколениями начиная.
Всех белоногих детищ по попутному ветру.
Делиться не каждый станется, отличаемся, отличаем,
Находим, бежим искрометно, оглядываемся,
В этом наша знаменитая уравнивающая целевая задача.
За хорошую жизнь славно погуляем,
Обещанную жизнь в обещаниях ожидаем.
Где с пяток прекрасных лет мечтой заносило,
Ветер дул в другую сторону жизнью отдавало.

Канцелярщина.

Штабной удел при свете ночи,
Быть смелым, что есть мощи.
Подпевая чужим песням,
Зная кто есть мы.
Перевернутое понимание,
Дающее внимания для жизни созерцания.

В голову шли мысли только о насущном.

В голову шли лишь только мысли о насущном :
Решение повседневных далеко не самим собой задач.
Точно сказанные фразы из диалогов ближних,
Зачастую в большой степени исполняются,
Резонируя на фоне общей паразитической напевности.
Нахождение занятий для лиц к тому не присягавших, только внешне облысев.
Героическая логика достигла сегодня своего пика, сумея обойти,
Когда я даже повторяю действия и оригинальничаю,
Находить новое в повторении становится все возможнее,
Когда жизнь преисполняется чем-либо в наряжении,
Но если видеть что-то в человеке могут весьма неожиданные возможности,
О которых помнят языки падших.
Куда идут те, чьи интересы разные,
Чья конечная цель режим в противовес, так называемой политике.
Надеюсь, может речь и текст и звук быть,
Когда в них вкладывается меньший уровень осознанности, по сравнению с имеющимся.

Упорство в жизни.


Я бросил на передовую свои лучшие силы,
Пожертвовал личными и в то же время важными винтиками
механизма большого общего мироздания.
Птицы, пролетавшие мимо останков ушедших,
Доставшиеся им по холодному расчету,
Природа сделала с ними что пожелала,
Всех было трудно сломить,
Так как они сами ещё не видели таких показательных гладиаторов.

Деревянные березки, деревянные.


Деревянные березки, деревянные,
Не доходит до них связь постоянная.
Может стать сочетанием деревянных берез с их деревянностью.
И получится тогда также в крапину,
Вроде сила будет есть безразумная,
Корни пущены уже и разбросаны.
Помечает он, таким образом, деревянных братьев,
И теперь стучат по дереву,
Ведь на свете всё живут деревянные.

Строгость.

В одном из 24 часов, заказанных мною,
Множество весов приходят в разнобой,
И солнечный закат и птицы мимолётны.

Разница.

Смеюсь я над секундной стрелкой,
Минутной я улыбчиво киваю,
С часовой минуты различаю,
Дней я просто напросто стыжусь,
По сему недели прохожу,
Месяцами брожу,
За год из меня пакет чайный можно выжать 365 раз.
12.05.2015

Разверстка.


Преградительная война, неразумное расстояние,
Былая жильба, да гульба мертвопьяная,
Из дремучести крик догоняет врага,
Безпочетную высь гонит в ширь облака.
Приставляет глаза к прозрачному будущему,
Излучения его добиваются пущего.
Преграда ледокрылая,
Под холодное приветствие,
И встречает под лучистым и ветрненным днём,
Травянистою раскинулась ива с мимо проходящими:
Испарения росы, дуновение пыли, течение ручейков слезистых.

Летя.


Ещё вчера я чувствовал наслаждение,
Резкая перемена климата,
Резкое бодрствование и наследующий день – переживания,
За то позднее, насколько можно таковое уместить,
Поистине, наслаждение, дуновение, представление,
Сожаление, шаг полета в воздухе  ж весь был таков.

Грибы, еда.


Собирая грибы для старшего по званию,
Не по приказу, а по собственному желанию.
Натыкаясь на мало мне знакомые грибы,
Выбирал из них самых лучших.
Попадались стихийно различные,
С длинными ножками и широкими шляпками,
Узорчатые грибницы мне.

Северные обстоятельства


Когда слышно было речь иную,
Размяг в кружке сухарь,
Загадка не простая задумалась,
Дальше расти или ребячится среди большой толпы.
Прохлада бодрит рассудок,
Декабрь – без разницы какое время суток.
Не человеческую радость губил,
Теперь в оба гляжу.
Есть внутри и подлец и лжец, и борец и титан,
Не смел, но и не мал треск плывущих льдин,
А на них мы стоим – плывем, как с огнем, не ревём,
Слезы до того, как упасть не дают разбежаться им на морозе,
Против воли своей им видней, вам видней.
13.09.2015

Придумай меня.


Придумай меня, я так экзотично выгляжу,
Твоя фантазия тревожит мне покрытия,
Скольжу без разбора, виднеются дали.
Которых когда-то мне видеть едва ли,
Едва пропотел, сказать, как отрезать.
Длинные пальцы скрещены по шву,
Четкость узора готовит ко сну.
Кругом заняты соседи, парят цены.
Можно запутяться, можно упасть,
Пропадают из обзора, дрогнут окружающие.

Советное сложение.


Шанс даётся, когда от него бежишь,
Разрешая вопрос, ты ему навстречу бежишь.
И вы бежите навстречу друг к другу коротко и часто шагая,
Потеряя надежду, по осколкам её собирая.
Все приходили к нам, чтобы сказать, что у нас неуютно.
Каждый раз приходилось наводить за ними порядок и приводить в первозданный вид.
При любых обстоятельствах верен при том, что мужчина многолюб (к взглядам).
Нежданно приходила власть,
Разбрасывая её, пренебрегаем мы советами возвышенных преданий.
Если ты не берешь власть в свои руки, то объект сам начинает субъектом,
Определяя в себе всё наиболее субъективное.
Потому что объект изначально субъективен,
Даже если это не так, то доля объективности и субъективности есть в каждом.

Переменные и находки.


Ветер подобрал все, что было со мной,
Чтобы не взял,трудно не будет.
Взяв с собой года,поспешно собрался.
Только ветер молчит, для него игра все.
Меж порывами есть доля сомнения,
Куда полететь? Может назад вернуться?
-Отвечал сам себе: прямо плавно несся.
Каждый раз при развилке уходил на прямую,
До победной ждал лишь в движении в слепую.
Не обводить пройденное, не останавливаться на достигном,
При этом: ценить опыт, учиться, используя его.
Создавать свой собственный уникальный опыт.
04.10.2015

А также другие стихи найдёте здесь.

Оцените статью:

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(1 голос, в среднем: 5 из 5)
Получайте обновления ✉
рекламное место после подписки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *